Близких

Я держал эти строчки в ладони так долго,
Что она успела вспотеть.
И я хотел бы, чтобы ты пробыла со мной на три трети больше,
Но жизнь отмерила только треть.
Редко выпуская слова из объятия чувств,
Я выговорился, только когда стало пусто.
Когда было время, не хотелось его терять,
А теперь нет ни его, ни тебя.
К сожалению, игру заново не начать,
Абстрагируясь там много хватал,
Что все не успел объять... Обнять... И поцеловать то лицо,
Что теперь так неистово целую на фото.
Я отчетливо помню, как начался новый день новой жизни.
Вот оно… Восемь ноль ноль, первый раз так рано, 
Сигарета и кофе, и замутненный слезами взгляд, в окно, как в бездну телеэкрана,
Где Умка зовет, но не может найти маму.
Потеря мигом смывает так много фальши,
Кому-то не о чем больше спорить, а просто жить с этим тяжким чувством дальше.

Это работа фотоленты,
Запечатлеть такие важные моменты,
Но как совладать с мозгом,
Как унять, память, что приливом новых событий начнет вымывать
И ранить, ранить,  ранить,
Рубцы остаются навечно, и,  хотя шрамы украшают мужчину,
Я хотел бы отмотать время, чтобы у меня осталась хотя бы еще половина.

На холсте жизни все больше не хватает красок,
Трудно проецировать мысль, 
Когда один цвет - это мазок,
И кажется, есть силы, есть кисти.
Но все воспринимается так сложно через призму потери близких.
Лично я утратил Любовь и Веру,
И мне остается только надежда на то,
Что бизнес смерти по пожинанию прогорит к ближайшему кризису,
Как прогорят шапки на головах воров времени, 
Что манят в сети своими верами.
Никто не забирает лучших,
Просто свечи убийц горят, а праведных тушат.
Это просто, как предвыборная гонка,
Необязательно взывать к господу, чтобы понять,  как грань тонка.
Да и я порой рублю сплеча,
Будто занесены над плахою.
А надо б достойно жить так,
Чтобы по тебе плакали.

Это работа фотоленты,
Запечатлеть такие важные моменты,
Но как совладать с мозгом,
Как унять, память, что приливом новых событий начнет вымывать
И ранить, ранить,  ранить,
Рубцы остаются навечно, и,  хотя шрамы украшают мужчину,
Я хотел бы отмотать время, чтобы у меня осталась хотя бы еще половина.